Jul. 21st, 2011

kshk: (glaz)
"Я жизнь за нее готов отдать, а она хочет, чтоб я посуду мыл!" – дивная фраза из второго "Хеллбоя" по-прежнему актуальна. Справделивости ради замечу, что Хеллбой-то действительно жизнь был готов отдавать и отдавал, но то ситуация не жизненная, героическая. А каждый день мы, женщины, чего хотим? Именно чтобы помогали "мыть посуду" (обнимали, показывали, что о нас помнят, и, если не понимают в силу просхождения с разных планет, то хотя бы принимают и поддерживают).

Получается нередко странная ерунда. Ну, допустим, ты правда готов отдать за меня жизнь. Но ведь не дай бог нам это проверять, правда? Мы оба этого не хотим – чтобы какой-то катаклизм, и реальная угроза жизни, и прочие ужасы. Но, согласно удобной логике "я готов, а она..." я ж никогда не узнаю, рядом ли ты. Если ты не будешь показывать этого через элементарные вещи: посуду эту самую, приятные мелочи, через давание вовремя о себе знать (и несчитание это контролем) и, елы-палы, через слова. Женщины не могут не говорить. Если с нами не говорить, мы чахнем и надумываем.
Там, где у мужчины по умолчаниют: "Все хорошо, зачем говорить", – женщина паникует: "Он не говорит со мной – что-то не так!" Это не победить.

Говори со мной о том, что у тебя на душе.
Говори со мной о том, что у меня на душе.
Говори со мной, в конце концов, о любой херне.
Пусть плакать мы будем поодиночке, но говорить и смеяться – друг с другом.
И не нужна мне твоя жизнь. Просто обними меня.
Тогда все будет прекрасно. Непременно будет.
kshk: (glaz)
"Я жизнь за нее готов отдать, а она хочет, чтоб я посуду мыл!" – дивная фраза из второго "Хеллбоя" по-прежнему актуальна. Справедливости ради замечу, что Хеллбой-то действительно жизнь был готов отдавать и отдавал, но то ситуация не жизненная, героическая. А каждый день мы, женщины, чего хотим? Именно чтобы помогали "мыть посуду" (обнимали, показывали, что о нас помнят, и, если не понимают в силу просхождения с разных планет, то хотя бы принимают и поддерживают).

Получается нередко странная ерунда. Ну, допустим, ты правда готов отдать за меня жизнь. Но ведь не дай бог нам это проверять, правда? Мы оба этого не хотим – чтобы какой-то катаклизм, и реальная угроза жизни, и прочие ужасы. Но, согласно удобной логике "я готов, а она..." я ж никогда не узнаю, рядом ли ты. Если ты не будешь показывать этого через элементарные вещи: посуду эту самую, приятные мелочи, через давание вовремя о себе знать (и несчитание это контролем) и, елы-палы, через слова. Женщины не могут не говорить. Если с нами не говорить, мы чахнем и надумываем.
Там, где у мужчины по умолчаниют: "Все хорошо, зачем говорить", – женщина паникует: "Он не говорит со мной – что-то не так!" Это не победить.

Говори со мной о том, что у тебя на душе.
Говори со мной о том, что у меня на душе.
Говори со мной, в конце концов, о любой херне.
Пусть плакать мы будем поодиночке, но говорить и смеяться – друг с другом.
И не нужна мне твоя жизнь. Просто обними меня.
Тогда все будет прекрасно. Непременно будет.

September 2013

S M T W T F S
1 234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 01:27 pm
Powered by Dreamwidth Studios