kshk: (EGP facepalm)
***
Оглянуться не успеешь –
обнимаешь пустоту.
И пиздец волшебной феей
ухмыльнется на лету:
«Прибыл. Шлю тебе приветы
и в придачу – чан вранья.
Здравствуй, бэби, здравствуй, детка.
Посмотри-ка – вот он я!
Ты опять не ожидала?
вот же дура, боже мой…»
Время пахнет снегом талым.
Время ждет меня домой.
Видишь свет в конце аллеи
и пунктирную черту?
Оглянуться не успеешь –
обнимаешь пустоту.
kshk: (EGP facepalm)
Животиной нерусской цветной
у помойки стоит «Мини-купер».
Черный ворон кружит над страной,
чтоб не впасть в окончательный ступор.

А страну атакуют враги:
черножопые, геи, пиндосы,
этот сраный Моссад (или Мо’ссад?).
Не склоняй головы. Не беги.

Вот поднимемся скоро с колен –
и покажем! Мы всем им покажем!
Враг пред нашей березкой в пейзаже
упадет, покорён и смирен.

Есть и Пушкин у нас, и Толстой –
не обидно за эту державу.
Мы покрыты и верой, и славой –
что нам всем европейский отстой…

О, духовность родная моя…
О, родимых полей изобилье…
Православно. Нарядно. Всесильно.
Не дадим никому нихуя!

Мракобесная ночка темна.
Вьется ворон усталою точкой.
А под вороном кружит страна…
и заливисто, сука, хохочет.

НВ

Aug. 16th, 2009 12:34 pm
kshk: (Default)
С днем Рождения, Севыч.

***
Стань хоть мачо, хоть пиитом, хоть Железным Дровосеком –
жизнь составится удачно из любви, борьбы, хуйни.
Вот и прыгай по изнанке переломанного века.
Над башкой крупнеют звезды – только руку протяни.

От заката до рассвета, от распила до отката –
чижик-пыжик снова выпил-умер-выпил-какживой.
Отмените телесъемку – никакого компромата!
В этой фазе очень просто попрощаться с головой.

Помашите ей рукою (можно беленьким платочком).
Вот теперь уж все едино – Остер, Киплинг, Гумилев.
Ты почти дошел до ручки, но пока что – не до точки.
Бог вчера ловил здесь рыбу – говорит, отличный клев.

Ты, конечно, помнишь, мальчик, факультеты и верлибры,
ты познал кромешный ужас начинателя игры.
У тебя в грудине пуля очень крупного калибра –
красная такая штука – будет биться до поры.

НВ

Aug. 16th, 2009 12:34 pm
kshk: (Default)
С днем Рождения, Севыч.

***
Стань хоть мачо, хоть пиитом, хоть Железным Дровосеком –
жизнь составится удачно из любви, борьбы, хуйни.
Вот и прыгай по изнанке переломанного века.
Над башкой крупнеют звезды – только руку протяни.

От заката до рассвета, от распила до отката –
чижик-пыжик снова выпил-умер-выпил-какживой.
Отмените телесъемку – никакого компромата!
В этой фазе очень просто попрощаться с головой.

Помашите ей рукою (можно беленьким платочком).
Вот теперь уж все едино – Остер, Киплинг, Гумилев.
Ты почти дошел до ручки, но пока что – не до точки.
Бог вчера ловил здесь рыбу – говорит, отличный клев.

Ты, конечно, помнишь, мальчик, факультеты и верлибры,
ты познал кромешный ужас начинателя игры.
У тебя в грудине пуля очень крупного калибра –
красная такая штука – будет биться до поры.
kshk: (ebanis'!)
Мы с Евгением родили очередные асечные говностихи. Надеемся, проберет. Надеемся, до мурашек. Потому что мы, как вы знаете, светлые человечки.

Еженочник печали

Тем, кто не боится чувствовать...

Она:
Знаешь… не лучший способ начать со «знаешь». Литературный, ос-с-с-споди, моветон. Стоит быть первым лишним из хаты с краю… Думаю, к осени надо купить пальто… Что это я о своем, о девичьем? Сорри, просто дурная привычка все упихать в строку. В асечных логах рифмы – что капель в море, каждая киса в них обретает свое «ку-ку»…
Это, конечно, стеб. А на самом деле, что-то болит внутри так занудно, как будто зуб. Сколько там пятниц ты в органайзер впишешь на той неделе? Внутренний твой синоптик опять предречет грозу…

Он:
Я ухожу. Ты не закроешь за мной гештальты? Белым по черному тянет асфальт назад. Так выходи на горячую гладь асфальта, пялься в глаза чудовищ, гляди в глаза. Бумагомарай ежедневник и еженочник, может быть, выйдет толк и из этих слов, что ты старательно вписывал между строчек, тщась прикоснуться к основе своих основ.
Аська твоя сверкнет и опять погаснет... Жду телефона зуммер, как ждут чудес. Будет и новый день, и веселый праздник, все будет хо-ро-шо. Но сегодня – без...

Она:
Знаешь… да что это я опять! Ты в курсе, что вся поэзия, собственно, жалкий писк полуночных СМС, хрупкие лепестки настурций?.. Впрочем, сравненье хромает. Забудь и спи. Спи до утра, мой нелепый бескрылый ангел, и постарайся прекрасные видеть сны.
Явь… как это по-русски? Немного ugly. Каждый из нас лелеет в себе иных, каждый пытается сердце хранить от боли, но так ведь скучно… и сердце ныряет в боль, точно в терновый куст – умный братец Кролик, и повторяет упрямо: «А вам – слабо?!»

Он:
Да, нам слабо, моя заинька, стали «слабже». Мы не идем на путч, не ныряем «под». Мы - дураки на нелепом дурацком марше. Возьми нас с собою, Винни, возьми на понт. Это вина бокал, это сыр и плесень, это коптит тихонько моя свеча. Мир был и чист, и светел? Не надо песен, не заржавеет, парень. Руби с плеча. Ты ведь особый, уличный неудачка. И не поможет ни доктор, ни Девид Блэйн. Что ты жуешь слова, как тинейджер – жвачку, чтоб не узнала мама, что пил портвейн?

Они:
Значит, забудь, что было, пиши – пропало. Боженька сохранит нас на диске С. В папке "Мои рисунки". А одеяло скроет тоску и скорбь на твоем лице.
Кстати, хуйня, возможно, дойдет до топа, впишется в средоточье другой хуйни… Зрителям самое время в ладоши хлопать – гештальт закрывается. С грохотом. Всех тошнит.
kshk: (ebanis'!)
Мы с Евгением родили очередные асечные говностихи. Надеемся, проберет. Надеемся, до мурашек. Потому что мы, как вы знаете, светлые человечки.

Еженочник печали

Тем, кто не боится чувствовать...

Она:
Знаешь… не лучший способ начать со «знаешь». Литературный, ос-с-с-споди, моветон. Стоит быть первым лишним из хаты с краю… Думаю, к осени надо купить пальто… Что это я о своем, о девичьем? Сорри, просто дурная привычка все упихать в строку. В асечных логах рифмы – что капель в море, каждая киса в них обретает свое «ку-ку»…
Это, конечно, стеб. А на самом деле, что-то болит внутри так занудно, как будто зуб. Сколько там пятниц ты в органайзер впишешь на той неделе? Внутренний твой синоптик опять предречет грозу…

Он:
Я ухожу. Ты не закроешь за мной гештальты? Белым по черному тянет асфальт назад. Так выходи на горячую гладь асфальта, пялься в глаза чудовищ, гляди в глаза. Бумагомарай ежедневник и еженочник, может быть, выйдет толк и из этих слов, что ты старательно вписывал между строчек, тщась прикоснуться к основе своих основ.
Аська твоя сверкнет и опять погаснет... Жду телефона зуммер, как ждут чудес. Будет и новый день, и веселый праздник, все будет хо-ро-шо. Но сегодня – без...

Она:
Знаешь… да что это я опять! Ты в курсе, что вся поэзия, собственно, жалкий писк полуночных СМС, хрупкие лепестки настурций?.. Впрочем, сравненье хромает. Забудь и спи. Спи до утра, мой нелепый бескрылый ангел, и постарайся прекрасные видеть сны.
Явь… как это по-русски? Немного ugly. Каждый из нас лелеет в себе иных, каждый пытается сердце хранить от боли, но так ведь скучно… и сердце ныряет в боль, точно в терновый куст – умный братец Кролик, и повторяет упрямо: «А вам – слабо?!»

Он:
Да, нам слабо, моя заинька, стали «слабже». Мы не идем на путч, не ныряем «под». Мы - дураки на нелепом дурацком марше. Возьми нас с собою, Винни, возьми на понт. Это вина бокал, это сыр и плесень, это коптит тихонько моя свеча. Мир был и чист, и светел? Не надо песен, не заржавеет, парень. Руби с плеча. Ты ведь особый, уличный неудачка. И не поможет ни доктор, ни Девид Блэйн. Что ты жуешь слова, как тинейджер – жвачку, чтоб не узнала мама, что пил портвейн?

Они:
Значит, забудь, что было, пиши – пропало. Боженька сохранит нас на диске С. В папке "Мои рисунки". А одеяло скроет тоску и скорбь на твоем лице.
Кстати, хуйня, возможно, дойдет до топа, впишется в средоточье другой хуйни… Зрителям самое время в ладоши хлопать – гештальт закрывается. С грохотом. Всех тошнит.
kshk: (egp rotten)
Мы с Евгением, между прочим, не хуй собачий, а поэты. Когда [livejournal.com profile] fridka обронила у себя в ЖЖ фразу "в городе перекрыты все воздушно-капельные пути", она, конечно, не подозревала, какие роскошные говностихи родятся в процессе вялого асечного пинг-понга. Спасибо за вдохновение!

Итак, вкушайте. Писано 50 на 50, поэтому френды могут поразвлекаться угадыванием, кто где отметился.

[livejournal.com profile] kshk & [livejournal.com profile] evro.
Стихи формата А4.

Хроники города Нет

В городе перекрыты воздушно-капельные пути. Ошейник бессмыслия городу горло сжал. Город устал и выдохся, город сильно мутит от карнавалов, футбола и, главное, горожан. Я, словно этот город, в попытке глонуть кислород, ногтями царапаю горло, артерию рву... дышать... мне... без... тебя... так... сложно... и жадно чавкнет метро, глотая меня с потрохами, последний стирая шанс. Мне на Дыбенко, в Купчино или же в Озерки - разницы никакой: там и там настоящего города нет. Ты вольным ветром проносишься вдоль реки. Я мертвым камнем лежу на холодном дне.И где-то в ночи надо мною тихо горит звезда... да нет, не горит, а тлеет... батальоны просят огня. Помнишь, мы говорили: "Никому тебя не отдам?".Я слово свое держу, но ты отдаешь меня... Ты раздаешь меня, как нищим - сухой паек, как по шесть карт раздают играющим в дурака. Сквозь пальцы уходит время. Чувствую - время йок. И только пустое небо в глянцевых облаках. Только пустое небо, в котором нет ни следа неверия и печали - один лишь прозрачный свет. Всему, что нас убивало, мы говорили "да". Всему, что держало в воздухе, мы говорили "нет". Мы выпивали залпом наши мечты и сны. Грелись зимой парадными диких пустых дворов. Мы пережили зиму, но до новой весны не до-тя-ну-ли шага. Упали в глубокий ров. Где-то плачет ребенок - по Блоку - у царских врат. Кто-то проходит мимо, в кармане звенят ключи. Так помоги нам, Господи. Мы больше не станем врать. Просто заметь нас, Господи. Пожалуйста, не молчи...
kshk: (egp rotten)
Мы с Евгением, между прочим, не хуй собачий, а поэты. Когда [livejournal.com profile] fridka обронила у себя в ЖЖ фразу "в городе перекрыты все воздушно-капельные пути", она, конечно, не подозревала, какие роскошные говностихи родятся в процессе вялого асечного пинг-понга. Спасибо за вдохновение!

Итак, вкушайте. Писано 50 на 50, поэтому френды могут поразвлекаться угадыванием, кто где отметился.

[livejournal.com profile] kshk & [livejournal.com profile] evro.
Стихи формата А4.

Хроники города Нет

В городе перекрыты воздушно-капельные пути. Ошейник бессмыслия городу горло сжал. Город устал и выдохся, город сильно мутит от карнавалов, футбола и, главное, горожан. Я, словно этот город, в попытке глонуть кислород, ногтями царапаю горло, артерию рву... дышать... мне... без... тебя... так... сложно... и жадно чавкнет метро, глотая меня с потрохами, последний стирая шанс. Мне на Дыбенко, в Купчино или же в Озерки - разницы никакой: там и там настоящего города нет. Ты вольным ветром проносишься вдоль реки. Я мертвым камнем лежу на холодном дне.И где-то в ночи надо мною тихо горит звезда... да нет, не горит, а тлеет... батальоны просят огня. Помнишь, мы говорили: "Никому тебя не отдам?".Я слово свое держу, но ты отдаешь меня... Ты раздаешь меня, как нищим - сухой паек, как по шесть карт раздают играющим в дурака. Сквозь пальцы уходит время. Чувствую - время йок. И только пустое небо в глянцевых облаках. Только пустое небо, в котором нет ни следа неверия и печали - один лишь прозрачный свет. Всему, что нас убивало, мы говорили "да". Всему, что держало в воздухе, мы говорили "нет". Мы выпивали залпом наши мечты и сны. Грелись зимой парадными диких пустых дворов. Мы пережили зиму, но до новой весны не до-тя-ну-ли шага. Упали в глубокий ров. Где-то плачет ребенок - по Блоку - у царских врат. Кто-то проходит мимо, в кармане звенят ключи. Так помоги нам, Господи. Мы больше не станем врать. Просто заметь нас, Господи. Пожалуйста, не молчи...
kshk: (neva)
Даже не грустно, а так - чепуха, ерунда, нечто, куснувшее быстро за холод ладоней. Так оставайся здесь, что ли, уже навсегда - если бежать, то тебя непременно догонят. Даже не страшно, а так - отголосок, звонок, полузабытый сигнал МТС, Мегафона, Билайна. Ты, отбиваясь от рук, все сбиваешься с ног, что не мешает, однако, заняться делами. Кстати, дела, мон ами, как ни странно, идут - вроде бы в гору (по дереву стук многократный)... Только бы лишнее надо послать в Катманду. Или подальше - чтоб вряд ли вернулось обратно. Лишнее, лишних... и проще, и на пол присесть, и погадать: на воде, на монетках, на гуще. И осторожно по будням закидывать сеть, по выходным подъедая улов наш насущный. И о любви... э-э-э... а сказать-то и нечего, фак... Если и чувствуешь - жаба озвучить задавит. Если и чувствуешь - лучше останется так: непроговоренным, в горле запрятанным, да ведь?.. Вот и молчи, и молчи, и молчи, и молчи. В день - как на праздник, а в ночь - как в рекламное шоу. Вяло брыкайся среди объективных причин, периодически кайся и жми на reload. Это твое, это просто настолько твое (кстати, все лишнее можно послать в Гваделупу), что разрывает тебя, заполняя объем...
Вот и рифмуешь, поскольку без рифмы - ну слишком уж глупо.
kshk: (neva)
Даже не грустно, а так - чепуха, ерунда, нечто, куснувшее быстро за холод ладоней. Так оставайся здесь, что ли, уже навсегда - если бежать, то тебя непременно догонят. Даже не страшно, а так - отголосок, звонок, полузабытый сигнал МТС, Мегафона, Билайна. Ты, отбиваясь от рук, все сбиваешься с ног, что не мешает, однако, заняться делами. Кстати, дела, мон ами, как ни странно, идут - вроде бы в гору (по дереву стук многократный)... Только бы лишнее надо послать в Катманду. Или подальше - чтоб вряд ли вернулось обратно. Лишнее, лишних... и проще, и на пол присесть, и погадать: на воде, на монетках, на гуще. И осторожно по будням закидывать сеть, по выходным подъедая улов наш насущный. И о любви... э-э-э... а сказать-то и нечего, фак... Если и чувствуешь - жаба озвучить задавит. Если и чувствуешь - лучше останется так: непроговоренным, в горле запрятанным, да ведь?.. Вот и молчи, и молчи, и молчи, и молчи. В день - как на праздник, а в ночь - как в рекламное шоу. Вяло брыкайся среди объективных причин, периодически кайся и жми на reload. Это твое, это просто настолько твое (кстати, все лишнее можно послать в Гваделупу), что разрывает тебя, заполняя объем...
Вот и рифмуешь, поскольку без рифмы - ну слишком уж глупо.
kshk: (glaz)
Это меня переполнило окончательно.

Они проходят - прыщи и перхоть -
смыкая за рядом ряд.
Они намекают: пора уехать,
но прямо не говорят.

Они маршируют у ног вождевых,
и счастье течет из пор.
Они упиваются старым/новым,
желая стрелять в упор.

У них парады, у них - знамена,
и древки их - что хуи.
Потом им всем раздадут патроны -
да "наши" ведь, блядь, "свои"!

И все нарядно, и все красиво,
и курится эта шмаль...
Только в стозевном "Слава России!" -
мне упорно слышится "Хайль!".
kshk: (glaz)
Это меня переполнило окончательно.

Они проходят - прыщи и перхоть -
смыкая за рядом ряд.
Они намекают: пора уехать,
но прямо не говорят.

Они маршируют у ног вождевых,
и счастье течет из пор.
Они упиваются старым/новым,
желая стрелять в упор.

У них парады, у них - знамена,
и древки их - что хуи.
Потом им всем раздадут патроны -
да "наши" ведь, блядь, "свои"!

И все нарядно, и все красиво,
и курится эта шмаль...
Только в стозевном "Слава России!" -
мне упорно слышится "Хайль!".
kshk: (dvoe)
***
Мы видим, что падают листья и сводится мост.
Застывшие числа слепились в неведомый ГОСТ.
Незваные птицы уселись в окне между рам.
Пора излечиться. Мы больше не ждем телеграмм.
И в нашу крапленую дверь не звонит почтальон.
Он ходит в траве, а затем погружается в сон.
Ну здравствуй же, здравствуй! Сегодня нам есть, что стеречь.
Отдайте полцарства за эту невнятную речь –
о чем, неизвестно. Но, вроде, теплее слегка.
Отточенным жестом мы станем срывать облака.
Стоим, обнимаясь, пытаясь остаться вдвоем.
И делит прямая на доли хрущобный район.
kshk: (dvoe)
***
Мы видим, что падают листья и сводится мост.
Застывшие числа слепились в неведомый ГОСТ.
Незваные птицы уселись в окне между рам.
Пора излечиться. Мы больше не ждем телеграмм.
И в нашу крапленую дверь не звонит почтальон.
Он ходит в траве, а затем погружается в сон.
Ну здравствуй же, здравствуй! Сегодня нам есть, что стеречь.
Отдайте полцарства за эту невнятную речь –
о чем, неизвестно. Но, вроде, теплее слегка.
Отточенным жестом мы станем срывать облака.
Стоим, обнимаясь, пытаясь остаться вдвоем.
И делит прямая на доли хрущобный район.
kshk: (&vlk)
***

14:21:58 Fenrir: Слова да волку в уши?

Твои слова - да в уши волку.
Твои слова - медведю в шкуру.
Мы, в стоге потеряв иголку,
сидим, тупим и нервно курим.
Твои слова - да лисам в норы.
Твои слова - да птицам в клювы.
Мы распрощаемся нескоро.
Нас выдувают стеклодувы
из тонкостенной легкой массы,
из драгоценного состава.
Летит печальноглазый бассет,
и страшно нам его представить.
Твои слова - да в горло рыбам.
Твои слова - да в крылья совам.
Мы все раздали за спасибо,
и больше не осталось слова.
kshk: (&vlk)
***

14:21:58 Fenrir: Слова да волку в уши?

Твои слова - да в уши волку.
Твои слова - медведю в шкуру.
Мы, в стоге потеряв иголку,
сидим, тупим и нервно курим.
Твои слова - да лисам в норы.
Твои слова - да птицам в клювы.
Мы распрощаемся нескоро.
Нас выдувают стеклодувы
из тонкостенной легкой массы,
из драгоценного состава.
Летит печальноглазый бассет,
и страшно нам его представить.
Твои слова - да в горло рыбам.
Твои слова - да в крылья совам.
Мы все раздали за спасибо,
и больше не осталось слова.
kshk: (&vlk)
Для Д.

Во первых строках своего письма
расскажу тебе, разлюбезный друг,
что кругом – зима, все одно зима.
Те, кого здесь нет, до утра умрут.
Ну а те, кто есть, не поднимут глаз –
а куда смотреть? Да и просто лень…
И минуты их не сложились в час,
значит, их часы не составят день.
Время не идет – переезд закрыт.
скоро рассветет, но не спит никто.
Это все путем. Это просто быт.
Я сварю тебе вкусный суп с котом.
Будем мы глядеть на смешенье звезд,
на кругляк луны в темной вышине.
Но ответа – нет. Видно, слишком прост.
И вопроса – нет. Только пыль и снег,
а от них заводится в горле ком.
Мы, конечно, вскорости будем там,
Но пока умеем вот так – легко –
Бог глядит на нас, чтоб прочесть с листа.
kshk: (&vlk)
Для Д.

Во первых строках своего письма
расскажу тебе, разлюбезный друг,
что кругом – зима, все одно зима.
Те, кого здесь нет, до утра умрут.
Ну а те, кто есть, не поднимут глаз –
а куда смотреть? Да и просто лень…
И минуты их не сложились в час,
значит, их часы не составят день.
Время не идет – переезд закрыт.
скоро рассветет, но не спит никто.
Это все путем. Это просто быт.
Я сварю тебе вкусный суп с котом.
Будем мы глядеть на смешенье звезд,
на кругляк луны в темной вышине.
Но ответа – нет. Видно, слишком прост.
И вопроса – нет. Только пыль и снег,
а от них заводится в горле ком.
Мы, конечно, вскорости будем там,
Но пока умеем вот так – легко –
Бог глядит на нас, чтоб прочесть с листа.
kshk: (angel)
Фенечка для Ев.Ро

Мы всё пытаемся вовремя снизить пафос,
чтоб, не дай бог, не выпасть за рамки стиля.
Потенциальный мертвец бредет по «зеленой миле».
Это симптом зараженья глаголом «графо».
Это ухмылка природы, ошибка в коде.
Это «нет сдачи!» в маршрутке (а ехать надо).
Это нас мощным штурмом берет досада.
Ну а вообще все в порядке. В порядке… вроде.
Лишь бы запомнить, куда переводим стрелки.
И, капюшон надев, поглядев устало,
Кенни покончит с собой – ведь его достало.
Фразовый бисер становится слишком мелким.
Вечер субботний опять по кусочкам роздан.
Вино выпадает в осадок на дне стакана.

...А через крыши шагают весенние великаны
и прилепляют к небу большие пустые звезды.
kshk: (angel)
Фенечка для Ев.Ро

Мы всё пытаемся вовремя снизить пафос,
чтоб, не дай бог, не выпасть за рамки стиля.
Потенциальный мертвец бредет по «зеленой миле».
Это симптом зараженья глаголом «графо».
Это ухмылка природы, ошибка в коде.
Это «нет сдачи!» в маршрутке (а ехать надо).
Это нас мощным штурмом берет досада.
Ну а вообще все в порядке. В порядке… вроде.
Лишь бы запомнить, куда переводим стрелки.
И, капюшон надев, поглядев устало,
Кенни покончит с собой – ведь его достало.
Фразовый бисер становится слишком мелким.
Вечер субботний опять по кусочкам роздан.
Вино выпадает в осадок на дне стакана.

...А через крыши шагают весенние великаны
и прилепляют к небу большие пустые звезды.

September 2013

S M T W T F S
1 234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 04:45 am
Powered by Dreamwidth Studios