kshk: (Default)
В переходе, который известен как "холодная труба", кто-то очень прилично играет на гитаре, я скольжу по нему взглядом и чуть было не остановаюсь на полном ходу... потом понимаю, что не нужно. Ричи, Ричи, а ты почти не изменился, разве что алкоголь побольше печатей понаставил на твоей и без того всегда потрепанной морде, но пальцы у тебя по-прежнему резвые, и по деке ты лупишь с не меньшим энтузиазмом, чем 10 лет назад, когда уже после первых твоих аккордов в "трубе" собиралась неизменная толпа поклонников, и я - в их числе. Stray Cat, Кэт со "Звездной", помнишь? Что-то помнишь, потому что зацепился взглядом за мой взгляд, улыбнулся с оттенком узнавания и очень устало, начал отогревать дыханием замерзшие пальцы. Еще бы -20 на улице, а ты блюз лабаешь... хотя ведь ты же и сказал как-то: "Для блюза не бывает холодно". Тогда, как и сейчас, от тебя пахло одиночеством.
---
Эскалатор на "Гостинке". Несколькими ступеньками выше стоит очень милая пара. Вдруг молодой человек опрометью бросается вниз по эскалатору, девушка громко, явно переступая через себя, зовет его по имени, просительно добавляя "пожалуйста"... по странному стечению обстоятельств, она называет то самое имя, которое мне особенно дорого, причем выбирает именно ту его не самую распространненую форму, которую и я предпочитаю... у меня по спине пробегает холодок... парень, услышав, на секунду останавливается, дергает плечом, как будто звук голоса догнал его и вонзился под лопатку, потом с удвоенной скоростью бежит дальше. Я украдкой смотрю на его подругу - она стоит спокойно, и на лице то самое выражение, которое бывает у сильных женщин, когда они пытаются не расплакаться. Я вижу, как побелели костяшки пальцев, которыми она вцепилась в черный резиновый поручень. Дай бог, все у них будет хорошо. Но сейчас они оба уверены, что расстались навсегда. Значит, так оно и есть - хотя бы на какое-то время. Эскалатор пахнет печалью.
---
Я хотел бы жить, Фортунатос, хотел бы жить,
только что-то все время мешает, а что - я никак не вспомню...


Все мы в чем-то плохие танцоры, да еще и память, видимо, подкачала. Мы не кричим вслед бегущим от нас по эскалатору, мы не бежим вверх по лестнице, ведущей вниз. В крайнем случае, доезжаем до низа, досадливо хлопаем себя по лбу и переходим на эскалатор, движущийся в противополжном направлении. Мы отважны и бронированы, мы стреляные воробьи, прекрасно разбирающиеся в мякине, и пуганые вороны, которые, однако, не очень-то сторонятся кустов. Мы строим свое счастье так и на том, чтобы оно напоминало суслика, которого не видно, но он есть. Мы ищем баланс между глупой гордостью, что являемся мутантами, и стыдом за..., приучая себя к ловле странного кайфа от этого непреложного факта. Мы держим хвост арбалетом и нос по ветру. Причем те, кто чуют один с тобой ветер, попадаются раз в несколько миллионов - сито наше мелкое. И год от году - все быстрее и быстрее. Год от году - мы слышим весь этот джаз все отчетливее и отчетливее.

. ...И здесь, Фортунатос, каюк
нам, вошедшим навечно в эпоху пыли.
Так живи же хоть ты, мой ничей, но любимейший друг,
у реки, вспоминая, какие мы были.
kshk: (Default)
В переходе, который известен как "холодная труба", кто-то очень прилично играет на гитаре, я скольжу по нему взглядом и чуть было не остановаюсь на полном ходу... потом понимаю, что не нужно. Ричи, Ричи, а ты почти не изменился, разве что алкоголь побольше печатей понаставил на твоей и без того всегда потрепанной морде, но пальцы у тебя по-прежнему резвые, и по деке ты лупишь с не меньшим энтузиазмом, чем 10 лет назад, когда уже после первых твоих аккордов в "трубе" собиралась неизменная толпа поклонников, и я - в их числе. Stray Cat, Кэт со "Звездной", помнишь? Что-то помнишь, потому что зацепился взглядом за мой взгляд, улыбнулся с оттенком узнавания и очень устало, начал отогревать дыханием замерзшие пальцы. Еще бы -20 на улице, а ты блюз лабаешь... хотя ведь ты же и сказал как-то: "Для блюза не бывает холодно". Тогда, как и сейчас, от тебя пахло одиночеством.
---
Эскалатор на "Гостинке". Несколькими ступеньками выше стоит очень милая пара. Вдруг молодой человек опрометью бросается вниз по эскалатору, девушка громко, явно переступая через себя, зовет его по имени, просительно добавляя "пожалуйста"... по странному стечению обстоятельств, она называет то самое имя, которое мне особенно дорого, причем выбирает именно ту его не самую распространненую форму, которую и я предпочитаю... у меня по спине пробегает холодок... парень, услышав, на секунду останавливается, дергает плечом, как будто звук голоса догнал его и вонзился под лопатку, потом с удвоенной скоростью бежит дальше. Я украдкой смотрю на его подругу - она стоит спокойно, и на лице то самое выражение, которое бывает у сильных женщин, когда они пытаются не расплакаться. Я вижу, как побелели костяшки пальцев, которыми она вцепилась в черный резиновый поручень. Дай бог, все у них будет хорошо. Но сейчас они оба уверены, что расстались навсегда. Значит, так оно и есть - хотя бы на какое-то время. Эскалатор пахнет печалью.
---
Я хотел бы жить, Фортунатос, хотел бы жить,
только что-то все время мешает, а что - я никак не вспомню...


Все мы в чем-то плохие танцоры, да еще и память, видимо, подкачала. Мы не кричим вслед бегущим от нас по эскалатору, мы не бежим вверх по лестнице, ведущей вниз. В крайнем случае, доезжаем до низа, досадливо хлопаем себя по лбу и переходим на эскалатор, движущийся в противополжном направлении. Мы отважны и бронированы, мы стреляные воробьи, прекрасно разбирающиеся в мякине, и пуганые вороны, которые, однако, не очень-то сторонятся кустов. Мы строим свое счастье так и на том, чтобы оно напоминало суслика, которого не видно, но он есть. Мы ищем баланс между глупой гордостью, что являемся мутантами, и стыдом за..., приучая себя к ловле странного кайфа от этого непреложного факта. Мы держим хвост арбалетом и нос по ветру. Причем те, кто чуют один с тобой ветер, попадаются раз в несколько миллионов - сито наше мелкое. И год от году - все быстрее и быстрее. Год от году - мы слышим весь этот джаз все отчетливее и отчетливее.

. ...И здесь, Фортунатос, каюк
нам, вошедшим навечно в эпоху пыли.
Так живи же хоть ты, мой ничей, но любимейший друг,
у реки, вспоминая, какие мы были.
kshk: (egp hodit')
ДРАКОН БЕЗ РЫЦАРЯ

– С-сука! – с чувством сказал дракон, пытаясь попавшейся под лапу острой металлической палочкой выковырять из дупла в зубе застрявшее нечто. Зуб противно заныл.
– Вот же с-сука! – повторил дракон, заталкивая в пасть лапу чуть не до локтя.

Клык дернуло острой болью, но сразу вслед за этим страдалец облегченно вздохнул: травмоопасная дрянь таки подалась и теперь поблескивала на остром кончике импровизированной зубочистки. Дракон подцепил ее указательным когтем и уставился с нескрываемым подозрением, пытаясь опознать. Больше всего дрянь напоминала сплюснутую консервную банку, по драконьим меркам, естественно, микроскопическую. Дракон уже совсем было приготовился выбросить это и забыть о малоприятном эпизоде, как вдруг вздрогнул и внимательнее вгляделся в «зубочистку», которую так и держал в другой лапе. Она была похожа на копье. Слишком похожа. Потом быстро поднес «консервную банку» к близоруким глазам. Всмотрелся пристальнее. Шлем. Шлем рыцарский, мама дорогая! Вздрогнул всем чешуйчатым телом. Внезапно помутившимся взором обвел окрестности и зычно завопил:

– Ры-ы-ы-ыцарь!

Тишина.

– Ры-ы-ы-ыцарь!! – надрывался дракон, точно пробуя легкие на прочность.

Тишина. Заснеженная верхушка соседней горы угрожающе завибрировала.

– РЫ-Ы-Ы-Ы-Ы-ЫЦАРЬ! – гаркнул дракон на пределе акустических возможностей.

Лавина лениво сползла по склону, похоронив два попавшихся на пути городка.
Дракон уныло сел на хвост и с выражением глубокого отчаяния посмотрел на свой блестящий живот.

читать дальше )
kshk: (egp hodit')
ДРАКОН БЕЗ РЫЦАРЯ

– С-сука! – с чувством сказал дракон, пытаясь попавшейся под лапу острой металлической палочкой выковырять из дупла в зубе застрявшее нечто. Зуб противно заныл.
– Вот же с-сука! – повторил дракон, заталкивая в пасть лапу чуть не до локтя.

Клык дернуло острой болью, но сразу вслед за этим страдалец облегченно вздохнул: травмоопасная дрянь таки подалась и теперь поблескивала на остром кончике импровизированной зубочистки. Дракон подцепил ее указательным когтем и уставился с нескрываемым подозрением, пытаясь опознать. Больше всего дрянь напоминала сплюснутую консервную банку, по драконьим меркам, естественно, микроскопическую. Дракон уже совсем было приготовился выбросить это и забыть о малоприятном эпизоде, как вдруг вздрогнул и внимательнее вгляделся в «зубочистку», которую так и держал в другой лапе. Она была похожа на копье. Слишком похожа. Потом быстро поднес «консервную банку» к близоруким глазам. Всмотрелся пристальнее. Шлем. Шлем рыцарский, мама дорогая! Вздрогнул всем чешуйчатым телом. Внезапно помутившимся взором обвел окрестности и зычно завопил:

– Ры-ы-ы-ыцарь!

Тишина.

– Ры-ы-ы-ыцарь!! – надрывался дракон, точно пробуя легкие на прочность.

Тишина. Заснеженная верхушка соседней горы угрожающе завибрировала.

– РЫ-Ы-Ы-Ы-Ы-ЫЦАРЬ! – гаркнул дракон на пределе акустических возможностей.

Лавина лениво сползла по склону, похоронив два попавшихся на пути городка.
Дракон уныло сел на хвост и с выражением глубокого отчаяния посмотрел на свой блестящий живот.

читать дальше )
kshk: (Default)
Там, в прошлой жизни, холодно, потому что стоит на редкость промозглый даже для Питера сентябрь, а еще не топят. Но в комнате горит оранжевый торшер, и медленно остывает горяченный крепкий чай в большой кружке, и он лежит, удобно пристроив голову на моих коленях и закрыв глаза, я легонько глажу его лицо, а он улыбается и чуть поворачивается, чтобы поймать губами кончики моих пальцев. Мое сердце при этом поднимается к горлу, вытесненное любовью, которой не хватает места под ребрами, и подгоняемое осознанием, что все конечно, а конечность такого момента - еще и ужасно, отвратительно скоротечна. А там, дальше, нас обоих ждет, радостно ощерясь, персональный черный Мальстрем, которы не убьет, но переломает все кости и выплюнет наружу каких-то совсем других людей. Все это проносится между грудной клеткой и позвоночником буквально в полсекунды и, как мне кажется, не оставляет малейшего следа даже в воздухе, но он, неизменно чуткий к любой перемене моего настроения, эмпат ебанутый, открывает глаза и с тревогой спрашивает, что случилось. Я, конечно, говорю, что ничего, и продолжаю успокаивающе прикасаться к его вискам, скулам, щекам, лбу, носу, губам... он почти засыпает под этими приконовениями, не подозревая, что каждое из них приближает к Мальстрему, который вытянет нас из той жизни, чтобы извергнуть в эту.
kshk: (Default)
Там, в прошлой жизни, холодно, потому что стоит на редкость промозглый даже для Питера сентябрь, а еще не топят. Но в комнате горит оранжевый торшер, и медленно остывает горяченный крепкий чай в большой кружке, и он лежит, удобно пристроив голову на моих коленях и закрыв глаза, я легонько глажу его лицо, а он улыбается и чуть поворачивается, чтобы поймать губами кончики моих пальцев. Мое сердце при этом поднимается к горлу, вытесненное любовью, которой не хватает места под ребрами, и подгоняемое осознанием, что все конечно, а конечность такого момента - еще и ужасно, отвратительно скоротечна. А там, дальше, нас обоих ждет, радостно ощерясь, персональный черный Мальстрем, которы не убьет, но переломает все кости и выплюнет наружу каких-то совсем других людей. Все это проносится между грудной клеткой и позвоночником буквально в полсекунды и, как мне кажется, не оставляет малейшего следа даже в воздухе, но он, неизменно чуткий к любой перемене моего настроения, эмпат ебанутый, открывает глаза и с тревогой спрашивает, что случилось. Я, конечно, говорю, что ничего, и продолжаю успокаивающе прикасаться к его вискам, скулам, щекам, лбу, носу, губам... он почти засыпает под этими приконовениями, не подозревая, что каждое из них приближает к Мальстрему, который вытянет нас из той жизни, чтобы извергнуть в эту.
kshk: (light)
Никогда не писала сказок, а сегодня вдруг захотелось. Возможно, все-таки действует новогодье. И результат этого захотения я дарю человеку, который сейчас пишет сказку огромной части моей жизни. Иногда она получается веселой, иногда грустной, иногда счастливой, иногда (очень редко) чернушной, чаще всего - теплой и светлой. Разной. Как сама жизнь…
Спасибо тебе.

Read more... )
kshk: (light)
Никогда не писала сказок, а сегодня вдруг захотелось. Возможно, все-таки действует новогодье. И результат этого захотения я дарю человеку, который сейчас пишет сказку огромной части моей жизни. Иногда она получается веселой, иногда грустной, иногда счастливой, иногда (очень редко) чернушной, чаще всего - теплой и светлой. Разной. Как сама жизнь…
Спасибо тебе.

Read more... )
kshk: (Default)
Рассказ, типа. Старенький. Даже с попЫткой сюжета. "Она старалась", кхы.

Read more... )
kshk: (Default)
Рассказ, типа. Старенький. Даже с попЫткой сюжета. "Она старалась", кхы.

Read more... )
kshk: (Default)
Тут некоторые хорошо относящиеся ко мне личности (не будем показЫвать пальцами) в количестве ажно трех штук, почитав мои развеселЫе постинги, попЫтались доказать, что мне необходимо писать прозу.
Я категорически против. И только один раз покажу, какая фигня получается, когда, собственно, о том же самом пЫтаюсь говорить серьезно. Уверена, что это упредит все дальнейшие попЫтки подписать меня на столь гибельное для меня же дело...
Вуаля!

Read more... )
kshk: (Default)
Тут некоторые хорошо относящиеся ко мне личности (не будем показЫвать пальцами) в количестве ажно трех штук, почитав мои развеселЫе постинги, попЫтались доказать, что мне необходимо писать прозу.
Я категорически против. И только один раз покажу, какая фигня получается, когда, собственно, о том же самом пЫтаюсь говорить серьезно. Уверена, что это упредит все дальнейшие попЫтки подписать меня на столь гибельное для меня же дело...
Вуаля!

Read more... )

September 2013

S M T W T F S
1 234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 04:57 am
Powered by Dreamwidth Studios