kshk: (glaz)
Сдается мне, что между некторыми вещами прослеживается достаточно четкая взаимосвязь. Причина у них общая - леность духовная aka нежелание напрягаться.

1. Пребывание в несчастности. Как известно, каждый - пиздец своего счастья. Т. е., чтобы ощущать себя счастливым и довольным, надо что-то делать. А этого мы ох как не любим: решать проблемы, искать выходы и входы... ну или просто делом заняться и в процессе о своей несчастности забыть. Не, что вы. Не наш метод. Куда как проще страдать. Это вообще не требует никаких затрат: условно лежи на условном диване, чахни и жалей себя. Ной. Ной. До посинения ной – это ж просто. Можно в прозе, но лучше – в стихах. И обязательно найдутся те, кто пожалеет тебя, кто скажет, что у него «рвется сердце» от твоих буквочек… ах. Кстати, откуда они берутся, персонажи со слабым сердцем?

2. Да из тех же ворот берутся. Жалеть (любить, поддерживать, понимать) неких абстрактных всех гораздо легче, чем кого-то абсолютно конкретного. Все - это ни чему не обязывет. Все - это безлично. Все - это никто. Но зато ты, типа, хороший человек. В глазах таких же вселюбцев, разумеется. Но, поскольку их большинство, кто тебя осудит, светлый человечек с трепетной сочувствующей душой (15 «держись!» и 12 «я с тобой» в комментах за одни земные сутки)?..
Цена слова – не ноль даже, отрицательная величина. Потому что ценить и употреблять только при необходимости – это ж тоже работа.

3. Слабым быть легче, чем сильным, потому что слабому, опять же, ничего делать не надо. Достаточно всего лишь сказать: "Я слабый, я не могу, мне от от этого плохо, но я все равно не могу!" - как набегут жалетели из п. 2. И полюбят, и поймут. Т. е. опять же - хули напрягаться-то?
Смысл напрягаться появился бы, если бы действительно хотелось что-то реальное сделать, сотворить, изменить. Но это ж все – исключительно на уровне разговоров из серии «клянусь, с понедельника брошу пить!».
Не бросишь. Потому что на трезвую голову – о ужас! – поймешь, в каком говне плаваешь. И как надо барахтаться, чтобы… нет, не в масло его превратить. А хоть как-то до бережка допрыгнуть, попытаться отмыться, обсохнуть и обратно не упасть.

Занятность системы в том, что она может функционировать бесконечно долго в замкнутом состоянии. Каждый страдалец одновременно оказывается жалетелем, число итераций - бессчетно. Все довольны, потому что всем, на самом деле, похуй. Но иллюзия хорошести, настоящести, неравнодушия - поддержана. И хоть трава не расти.

Экзюпери вас всех заметил, блядь. И благословил.
kshk: (glaz)
Сдается мне, что между некторыми вещами прослеживается достаточно четкая взаимосвязь. Причина у них общая - леность духовная aka нежелание напрягаться.

1. Пребывание в несчастности. Как известно, каждый - пиздец своего счастья. Т. е., чтобы ощущать себя счастливым и довольным, надо что-то делать. А этого мы ох как не любим: решать проблемы, искать выходы и входы... ну или просто делом заняться и в процессе о своей несчастности забыть. Не, что вы. Не наш метод. Куда как проще страдать. Это вообще не требует никаких затрат: условно лежи на условном диване, чахни и жалей себя. Ной. Ной. До посинения ной – это ж просто. Можно в прозе, но лучше – в стихах. И обязательно найдутся те, кто пожалеет тебя, кто скажет, что у него «рвется сердце» от твоих буквочек… ах. Кстати, откуда они берутся, персонажи со слабым сердцем?

2. Да из тех же ворот берутся. Жалеть (любить, поддерживать, понимать) неких абстрактных всех гораздо легче, чем кого-то абсолютно конкретного. Все - это ни чему не обязывет. Все - это безлично. Все - это никто. Но зато ты, типа, хороший человек. В глазах таких же вселюбцев, разумеется. Но, поскольку их большинство, кто тебя осудит, светлый человечек с трепетной сочувствующей душой (15 «держись!» и 12 «я с тобой» в комментах за одни земные сутки)?..
Цена слова – не ноль даже, отрицательная величина. Потому что ценить и употреблять только при необходимости – это ж тоже работа.

3. Слабым быть легче, чем сильным, потому что слабому, опять же, ничего делать не надо. Достаточно всего лишь сказать: "Я слабый, я не могу, мне от от этого плохо, но я все равно не могу!" - как набегут жалетели из п. 2. И полюбят, и поймут. Т. е. опять же - хули напрягаться-то?
Смысл напрягаться появился бы, если бы действительно хотелось что-то реальное сделать, сотворить, изменить. Но это ж все – исключительно на уровне разговоров из серии «клянусь, с понедельника брошу пить!».
Не бросишь. Потому что на трезвую голову – о ужас! – поймешь, в каком говне плаваешь. И как надо барахтаться, чтобы… нет, не в масло его превратить. А хоть как-то до бережка допрыгнуть, попытаться отмыться, обсохнуть и обратно не упасть.

Занятность системы в том, что она может функционировать бесконечно долго в замкнутом состоянии. Каждый страдалец одновременно оказывается жалетелем, число итераций - бессчетно. Все довольны, потому что всем, на самом деле, похуй. Но иллюзия хорошести, настоящести, неравнодушия - поддержана. И хоть трава не расти.

Экзюпери вас всех заметил, блядь. И благословил.

September 2013

S M T W T F S
1 234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 04:36 am
Powered by Dreamwidth Studios