kshk: (EGP yazyk)
Меня просили еще про Нату. Да пожалуйста.

Она феерически путала слова, похожие по звучанию, но совершенно разные по смыслу. Т. е. она вообще не заморачивалась на значении, действуя в речи (точнее, как она сама однажды сказала, в "сречи") методом из анекдота "не то же, но похоже".

Так, я могла прийти к ней, и она хвасталась, что к Дню св. Валентина нарисовала "чудных пухленьких гондончиков". В общем, я не сильно удивлялась, слегка смущало, пожалуй, только определение "пухленькие". Ну, мало ли... Не удивляло меня и то, что нарисованное в итоге оказывалось купидончиками.
Предложение "сварить сейшель" тоже переводилось довольно быстро, и вермишель варилась.
Не составляло труда (мне, во всяком случае) понять, что имелось в виду, когда Ната внезапно объявляла на весь автобус звонким пионерским голосом: "А отличная сегодня посуда! Немного ветренная, но солнечная!" И, если до этой фразы на нее и так пялилась вся мужская часть автобуса, то после присоединялась и женская. Потому что не каждый влет догонит, что речь о погоде.
Обсудив со мной посуду, Ната решила позвонить своему мужчине и отчитаться. "Боречка, – ворковала она в трубку, – мы с Молочниковой едем на автобусе в Оренбург!" "Солнышко, – отвечал привычный ко всему Боречка, – Оренбург далеко, это где мы тебе платочек покупали, помнишь? А на автобусе вы едете в Петергоф, в крайнем случае, в Ораниенбаум..."

Но один эпизод, бесспорно, стоит особняком. Ната выбежала встречать меня в коридор с криком:
– Я купила дивный геноцид в горшочке!
– Что?.. – переспросила я, пытаясь отвлечься от проносящихся в воображении видений крохотного газенвагенчика, битком набитого мини-еврейчиками и зачем-то помещенного в горшочек, который, разумеется, варит...
– Даже два! Себе – белый, Борьке – розовый! – пуще радовалась Ната. Потом что-то в выражении моего лица ее, видимо, смутило. – Ну... этот... негоциант? – добавила она уже менее уверенно.

Стоит ли говорить, что с этого дня я не могу спокойно смотреть на гиацинты?..
kshk: (EGP yazyk)
Меня просили еще про Нату. Да пожалуйста.

Она феерически путала слова, похожие по звучанию, но совершенно разные по смыслу. Т. е. она вообще не заморачивалась на значении, действуя в речи (точнее, как она сама однажды сказала, в "сречи") методом из анекдота "не то же, но похоже".

Так, я могла прийти к ней, и она хвасталась, что к Дню св. Валентина нарисовала "чудных пухленьких гондончиков". В общем, я не сильно удивлялась, слегка смущало, пожалуй, только определение "пухленькие". Ну, мало ли... Не удивляло меня и то, что нарисованное в итоге оказывалось купидончиками.
Предложение "сварить сейшель" тоже переводилось довольно быстро, и вермишель варилась.
Не составляло труда (мне, во всяком случае) понять, что имелось в виду, когда Ната внезапно объявляла на весь автобус звонким пионерским голосом: "А отличная сегодня посуда! Немного ветренная, но солнечная!" И, если до этой фразы на нее и так пялилась вся мужская часть автобуса, то после присоединялась и женская. Потому что не каждый влет догонит, что речь о погоде.
Обсудив со мной посуду, Ната решила позвонить своему мужчине и отчитаться. "Боречка, – ворковала она в трубку, – мы с Молочниковой едем на автобусе в Оренбург!" "Солнышко, – отвечал привычный ко всему Боречка, – Оренбург далеко, это где мы тебе платочек покупали, помнишь? А на автобусе вы едете в Петергоф, в крайнем случае, в Ораниенбаум..."

Но один эпизод, бесспорно, стоит особняком. Ната выбежала встречать меня в коридор с криком:
– Я купила дивный геноцид в горшочке!
– Что?.. – переспросила я, пытаясь отвлечься от проносящихся в воображении видений крохотного газенвагенчика, битком набитого мини-еврейчиками и зачем-то помещенного в горшочек, который, разумеется, варит...
– Даже два! Себе – белый, Борьке – розовый! – пуще радовалась Ната. Потом что-то в выражении моего лица ее, видимо, смутило. – Ну... этот... негоциант? – добавила она уже менее уверенно.

Стоит ли говорить, что с этого дня я не могу спокойно смотреть на гиацинты?..
kshk: (EGP vyglyadyvat')
Подруга Ната, известная вам уже по замечательной истории про пастушка, блядь, с дудочкой, нахуй, в наш замечательный институт ходила не плохо, а очень плохо. Можно сказать, не ходила вовсе. Забивала, будем откровенны, настолько, что большинство преподавателей в лицо ее просто-напросто не знало. В том числе, декан, который, к несчастью, вел у нас специальность – собственно литературное редактирование (до сих пор не понимаю, как этот предмет можно было теоретизировать). Вел он ужасно – нудно, уныло, бессмысленно и беспощадно. Но самым неприятным было, когда он решал доказать студентам (взрослым людям-вечерникам, между прочим) свое несомненное интеллектуальное превосходство посредством задавания идиотских вопросов, заведомо не имеющих однозначного ответа. Вообще вопросы были разные, но один он явно считал коронным и раз в год задавал обязательно.

И вот зашел он как-то с сияющим лицом (мы сразу заподозрили, что сейчас будет) и вопросил: "Поскольку вы – уже студенты 4-го курса, ответьте мне, что такое литература?" По аудитории пронесся хоровой вздох, кто-то расслабленно ополз по парте, кто-то открыл книжку, кто-то зашуршал шоколадкой, мы с Вовкой, переглянувшись, начали выдирать листочки для буриме... Разумеется, декан знал, что во втором семестре предпоследнего курса мы перестанем даже пытаться что-то лепетнуть от греха подальше.

Он повторил вопрос, и, конечно, никто даже не попробовал ответить. Когда он закинул невод в третий раз и приготовился, собственно, заклеймить нас позором невежества и низринуть в бездну нашей незначительности, в тишине раздался голос Наты. Был он тихим, но подействовал на присутствующих, словно удар грома.

– Что? – ошалев от неожиданности не меньше нашего, переспросил декан. – Что Вы сказали, э-э-э-э-э, девушка на последней парте, вот Вы, да, рядом с Владимиром?.. – не менее охуевший Владимир при этом воззрился на Нату как на потенциального обитателя комнаты с мягкими стенами.
– Литература – это храм! – громче повторила Ната, совершенно невинно (на грани с бесстыжестью) глядя на декана голубыми глазищами.
– Какой храм?! Что?! Почему?! – все больше получился он, пытаясь собрать жалкие остатки порванного шаблона.– Мы же не о том! Храм – это религия, это не искусство!
- Литература – это храм! – словно загипнотизированная, уверенно повторила Ната, глядя куда-то поверх его прилизанной головы.
Я проследила направление ее взгляда, и мне открылась истина гораздо более дебильная и менее ожидаемая, чем просто внезапное сумасшествие подруги. В аудитории, в которой мы просидели без малого четыре года, вытерпливая дебильный вопрос, все это время над доской висел плакат, черным по белому гласящий: "Литература – это храм, куда можно входить лишь с чистой совестью и благородными стремлениями. С. Шаумян".
kshk: (EGP vyglyadyvat')
Подруга Ната, известная вам уже по замечательной истории про пастушка, блядь, с дудочкой, нахуй, в наш замечательный институт ходила не плохо, а очень плохо. Можно сказать, не ходила вовсе. Забивала, будем откровенны, настолько, что большинство преподавателей в лицо ее просто-напросто не знало. В том числе, декан, который, к несчастью, вел у нас специальность – собственно литературное редактирование (до сих пор не понимаю, как этот предмет можно было теоретизировать). Вел он ужасно – нудно, уныло, бессмысленно и беспощадно. Но самым неприятным было, когда он решал доказать студентам (взрослым людям-вечерникам, между прочим) свое несомненное интеллектуальное превосходство посредством задавания идиотских вопросов, заведомо не имеющих однозначного ответа. Вообще вопросы были разные, но один он явно считал коронным и раз в год задавал обязательно.

И вот зашел он как-то с сияющим лицом (мы сразу заподозрили, что сейчас будет) и вопросил: "Поскольку вы – уже студенты 4-го курса, ответьте мне, что такое литература?" По аудитории пронесся хоровой вздох, кто-то расслабленно ополз по парте, кто-то открыл книжку, кто-то зашуршал шоколадкой, мы с Вовкой, переглянувшись, начали выдирать листочки для буриме... Разумеется, декан знал, что во втором семестре предпоследнего курса мы перестанем даже пытаться что-то лепетнуть от греха подальше.

Он повторил вопрос, и, конечно, никто даже не попробовал ответить. Когда он закинул невод в третий раз и приготовился, собственно, заклеймить нас позором невежества и низринуть в бездну нашей незначительности, в тишине раздался голос Наты. Был он тихим, но подействовал на присутствующих, словно удар грома.

– Что? – ошалев от неожиданности не меньше нашего, переспросил декан. – Что Вы сказали, э-э-э-э-э, девушка на последней парте, вот Вы, да, рядом с Владимиром?.. – не менее охуевший Владимир при этом воззрился на Нату как на потенциального обитателя комнаты с мягкими стенами.
– Литература – это храм! – громче повторила Ната, совершенно невинно (на грани с бесстыжестью) глядя на декана голубыми глазищами.
– Какой храм?! Что?! Почему?! – все больше получился он, пытаясь собрать жалкие остатки порванного шаблона.– Мы же не о том! Храм – это религия, это не искусство!
- Литература – это храм! – словно загипнотизированная, уверенно повторила Ната, глядя куда-то поверх его прилизанной головы.
Я проследила направление ее взгляда, и мне открылась истина гораздо более дебильная и менее ожидаемая, чем просто внезапное сумасшествие подруги. В аудитории, в которой мы просидели без малого четыре года, вытерпливая дебильный вопрос, все это время над доской висел плакат, черным по белому гласящий: "Литература – это храм, куда можно входить лишь с чистой совестью и благородными стремлениями. С. Шаумян".
kshk: (egp ohuet')
В связи с непрерывным каким-то ебаным стыдом, происходящим вокруг, вспомнила давнюю сцену, которая роскошно передает самую суть.

90-й год. Питер. Холодная зима. 6.30 утра. Тишина. Полуторочасовая уличная очередь к молочной бочке. Совершенно бессловесная. Замерзшая. Недобрая. Внезапно в доме через улицу раздается треск вырываемых с мясом зимних рам, на подоконнике 3-го, что ли, этажа вырастает фигура в майке и трениках.

- Люди! Лю-у-у-уди!!!
Очередь безмолвно поворачивается в сторону источника звука.
Фигура, радостно:
- Люди! Жизнь-то... жизнь-то, блядь, какая!!! - и падает в комнату.
Очередь безмолвно поворачивается в сторону молочной бочки.
Сцену вновь накрывает звенящая тишина.
kshk: (egp ohuet')
В связи с непрерывным каким-то ебаным стыдом, происходящим вокруг, вспомнила давнюю сцену, которая роскошно передает самую суть.

90-й год. Питер. Холодная зима. 6.30 утра. Тишина. Полуторочасовая уличная очередь к молочной бочке. Совершенно бессловесная. Замерзшая. Недобрая. Внезапно в доме через улицу раздается треск вырываемых с мясом зимних рам, на подоконнике 3-го, что ли, этажа вырастает фигура в майке и трениках.

- Люди! Лю-у-у-уди!!!
Очередь безмолвно поворачивается в сторону источника звука.
Фигура, радостно:
- Люди! Жизнь-то... жизнь-то, блядь, какая!!! - и падает в комнату.
Очередь безмолвно поворачивается в сторону молочной бочки.
Сцену вновь накрывает звенящая тишина.
kshk: (egp ohuet')
С героем прекрасной байки про пастушка, блядь, с дудочкой, нахуй у меня связано еще одно ярчайшее воспоминание.
В свое время он устроился машинистом в метро (и, насколько мне известно, и по сю пору там работает). Как-то в начале трудового пути он заметил меня на платформе и быстренько затащил в кабину. Поглядев на разворачивающуюся в лобовом стекле (или как оно там называется у поезда метро) нерадостную перспективу, я спросила:

- И не скучно целыми днями так-то?
- Ску-у-у-учно... - согласился он.
- И что же ты делаешь?
- Ну... читаю... Геродота вот прочел... сплю иногда...
Видимо, в моем взгляде зажглось ожидание продолжения банкета, потому что он вдруг встрепенулся, честно посмотрел мне в глаза и решительно сказал:
- Не, ну Кэт, дрочил только один раз!

Угадайте, о чем я думаю с тех пор, когда поезд неожиданно тормозит в тоннеле?..
kshk: (egp ohuet')
С героем прекрасной байки про пастушка, блядь, с дудочкой, нахуй у меня связано еще одно ярчайшее воспоминание.
В свое время он устроился машинистом в метро (и, насколько мне известно, и по сю пору там работает). Как-то в начале трудового пути он заметил меня на платформе и быстренько затащил в кабину. Поглядев на разворачивающуюся в лобовом стекле (или как оно там называется у поезда метро) нерадостную перспективу, я спросила:

- И не скучно целыми днями так-то?
- Ску-у-у-учно... - согласился он.
- И что же ты делаешь?
- Ну... читаю... Геродота вот прочел... сплю иногда...
Видимо, в моем взгляде зажглось ожидание продолжения банкета, потому что он вдруг встрепенулся, честно посмотрел мне в глаза и решительно сказал:
- Не, ну Кэт, дрочил только один раз!

Угадайте, о чем я думаю с тех пор, когда поезд неожиданно тормозит в тоннеле?..
kshk: (egp tired)
Было у ЕГПлемянника, приехавшего на каникулы, три дела.

  1. Взять обратный билет своей девушке, приехавшей из Мск.

  2. Сходить к врачихе, которая занимается его армейскими делами.

  3. Встретить девушку у Русского музея.


Он едет в кассы на Грибоедова, берет билет. Едет в поликлинику. Там обнаруживает, что забыл мобилу в кассах. Обнаруживает также, что врача пока нет. Звонит отцу с вахты, спрашивает, что делать. Тот велит узнать, когда будет врач, и дождаться.
ЕГПлемянник в это время понимает, что девушка не может с ним связаться, и надо ехать к музею, который уже закрывается.
Он ловит машину и договаривается, что лицо КН повезет его за 50 (пятьдесят) руб. на изрядное расстояние, потому что «денег больше нет». Доезжает до касс (лицо КН терпеливо ждет в машину). Находит мобильник (традиционно разряженный). На Невском просит остановиться, чтобы купить цветок. Лицо КН говорит, что развернется и подождет на другой стороне Невского (Саша то ли не слышит, то ли не воспринимает). Купив цветок, он обнаруживает за спиной отсутствие машины. А в ней – рюкзак. В котором, в частности, любимая шапка отца (остальные любимые шапки отца ЕГПлемянник уже потерял), свежекупленный билет, паспорт, студак и все мед. дело за много-много лет.

Начинает метаться, спрашивать у прохожих про "Жигули". Находит – лицо КН терпеливо ждет, оказывается. Садится. Едет к Русскому музею. Обнаруживает, что у него одна бумажка в 500 (пятьсот) руб. У водителя нет сдачи (тоже честный идиот, бля!). Саша идет разменивать. Находит какой-то ювелирный, настолько крутой, что туда надо звонить. Звонит. Выходит лощеный продавец. ЕГПлемянник просит поменять 500 руб. Тот охуело смотрит, потом вдруг говорит: "Ну, проходите, раз так". В салоне – кожаные диваны, ценники с кучей нулей, красное дерево... Саше меняют 500 руб. Он отдает лицу КН все те же 50 руб. (за что был впоследствии обруган семьей). Встречает девушку.

Они едут к врачу, получают еще направлений и справок.
Едут гулять в Павловск, хотя уже темно. Почему-то не получают по башке. В ожидании обратной электрички, девушка, шутя, на глазах у ЕГПлемянника прячет его рюкзак за урну.
«Все-таки, папа, я молодец! – комментирует он. – Мы вошли в электричку, но не успели двери закрыться, как я с воплем: "Рюкза-а-а-а-а-ак!!!" – выскочил на перрон».

«Усталые, но довольные», возвращаются домой. Тут выясняется, что в какой-то момент ЕГПлемян-ник прислал отцу СМСку с телефона вахтерши поликлиники. Братец, думая, что это телефон его девушки, беспокоясь о пропавшем сыне, заслал туда несколько СМСок примерно следующего содержания: «Полина, скажи, пожалуйста, этому мудиле, что он – мудила!»
kshk: (egp tired)
Было у ЕГПлемянника, приехавшего на каникулы, три дела.

  1. Взять обратный билет своей девушке, приехавшей из Мск.

  2. Сходить к врачихе, которая занимается его армейскими делами.

  3. Встретить девушку у Русского музея.


Он едет в кассы на Грибоедова, берет билет. Едет в поликлинику. Там обнаруживает, что забыл мобилу в кассах. Обнаруживает также, что врача пока нет. Звонит отцу с вахты, спрашивает, что делать. Тот велит узнать, когда будет врач, и дождаться.
ЕГПлемянник в это время понимает, что девушка не может с ним связаться, и надо ехать к музею, который уже закрывается.
Он ловит машину и договаривается, что лицо КН повезет его за 50 (пятьдесят) руб. на изрядное расстояние, потому что «денег больше нет». Доезжает до касс (лицо КН терпеливо ждет в машину). Находит мобильник (традиционно разряженный). На Невском просит остановиться, чтобы купить цветок. Лицо КН говорит, что развернется и подождет на другой стороне Невского (Саша то ли не слышит, то ли не воспринимает). Купив цветок, он обнаруживает за спиной отсутствие машины. А в ней – рюкзак. В котором, в частности, любимая шапка отца (остальные любимые шапки отца ЕГПлемянник уже потерял), свежекупленный билет, паспорт, студак и все мед. дело за много-много лет.

Начинает метаться, спрашивать у прохожих про "Жигули". Находит – лицо КН терпеливо ждет, оказывается. Садится. Едет к Русскому музею. Обнаруживает, что у него одна бумажка в 500 (пятьсот) руб. У водителя нет сдачи (тоже честный идиот, бля!). Саша идет разменивать. Находит какой-то ювелирный, настолько крутой, что туда надо звонить. Звонит. Выходит лощеный продавец. ЕГПлемянник просит поменять 500 руб. Тот охуело смотрит, потом вдруг говорит: "Ну, проходите, раз так". В салоне – кожаные диваны, ценники с кучей нулей, красное дерево... Саше меняют 500 руб. Он отдает лицу КН все те же 50 руб. (за что был впоследствии обруган семьей). Встречает девушку.

Они едут к врачу, получают еще направлений и справок.
Едут гулять в Павловск, хотя уже темно. Почему-то не получают по башке. В ожидании обратной электрички, девушка, шутя, на глазах у ЕГПлемянника прячет его рюкзак за урну.
«Все-таки, папа, я молодец! – комментирует он. – Мы вошли в электричку, но не успели двери закрыться, как я с воплем: "Рюкза-а-а-а-а-ак!!!" – выскочил на перрон».

«Усталые, но довольные», возвращаются домой. Тут выясняется, что в какой-то момент ЕГПлемян-ник прислал отцу СМСку с телефона вахтерши поликлиники. Братец, думая, что это телефон его девушки, беспокоясь о пропавшем сыне, заслал туда несколько СМСок примерно следующего содержания: «Полина, скажи, пожалуйста, этому мудиле, что он – мудила!»
kshk: (prygat' na hvoste)
Прекрасная история от ЕГПлемяннка.
Вчера его группа в ГИТСе сдавала самый важный экзамен первой сессии - актерское мастерство. Сдавши, поехали отмечать в квартиру, которую снимают несколько студентов. К утру практически все страшно перепились, кроме одной девочки, нашего мальчика, который пока не пьет, и его приятеля, который то ли то же пока, то ли уже.
Около шести ЕГПлемянник с приятелем сидели на кухне и беседовали. Вдруг туда ворвалась трезвая девочка с воплем: "Сковородку, скорее сковородку!!!" - схватила посудину и рванула в комнату. Парни, естественно, за ней. Мизан-сцена следующая.
Спит красотка-гречанка с режиссерского, а у нее за спиной примостился мальчик Ваня (это важно!) с актерского. И Ваня, извините, блюет на красавицу-гречанку. Трезвая девочка подлетает к нему со сковородкой и подставляет ее под поток, чтобы хоть как-то защитить иностранную гостью. Гречанка в этот момент просыпается и с отвращением понимает, что она:

а) облевана;
б) Ваня продолжает свое черное дело в сковородку прямо над ней.

Тут пробуждается еще один юный режиссер, оценивает ситуацию, вскакивает, вытягивается во фрунт и громко запевает: "Россия, великая наша держава-а-а..."
kshk: (prygat' na hvoste)
Прекрасная история от ЕГПлемяннка.
Вчера его группа в ГИТСе сдавала самый важный экзамен первой сессии - актерское мастерство. Сдавши, поехали отмечать в квартиру, которую снимают несколько студентов. К утру практически все страшно перепились, кроме одной девочки, нашего мальчика, который пока не пьет, и его приятеля, который то ли то же пока, то ли уже.
Около шести ЕГПлемянник с приятелем сидели на кухне и беседовали. Вдруг туда ворвалась трезвая девочка с воплем: "Сковородку, скорее сковородку!!!" - схватила посудину и рванула в комнату. Парни, естественно, за ней. Мизан-сцена следующая.
Спит красотка-гречанка с режиссерского, а у нее за спиной примостился мальчик Ваня (это важно!) с актерского. И Ваня, извините, блюет на красавицу-гречанку. Трезвая девочка подлетает к нему со сковородкой и подставляет ее под поток, чтобы хоть как-то защитить иностранную гостью. Гречанка в этот момент просыпается и с отвращением понимает, что она:

а) облевана;
б) Ваня продолжает свое черное дело в сковородку прямо над ней.

Тут пробуждается еще один юный режиссер, оценивает ситуацию, вскакивает, вытягивается во фрунт и громко запевает: "Россия, великая наша держава-а-а..."
kshk: (up)
Вообще-то, сие писалось для корпоративной газеты, что-то давным-давно рассказывалось в ЖЖ. Пусть будет в честь пятницы.

Любая уважающая себя редакция – это дурдом. В случае нашей газеты – дурдом из одного человека, но обычно он куда более масштабен, в его бурную деятельность вовлечены журналисты, редакторы, корректоры, рекламщики, маркетологи… Когда-то мне посчастливилось провести пару лет в одном издательском дурдоме Питера. И в течение полугода я была там Настоящим Мужчиной.

Сначала ничто не предвещало беды. В газете была колонка под многообещающим названием «PRO это». Ну да, именно это. Ни шатко, ни валко в нее пописывали какие-то странные личности: психологи, сексологи, и т. п. И вот решено было ее оживить, отдав на откуп одному из штатных журналистов. Чтобы он, значит, в нее душу вложил и получил читательский отклик. Редакция собралась на планерку.

Гендирдефисглавред сказал:

- Я, собственно, уже решил, кому отдать колонку. На мой взгляд, в редакции есть только один настоящий мужчина. Это… – тут все мысленно попрощались с неплохим гонораром, потому что кто же мужественнее шеф редактора Максика — экс-культуриста, чемпиона СССР? – Катя Молочникова!

- Ээээээээээээээээээ… – ответила я. Подумала и добавила. – Ыыыыыыыыыыыы!
- Вас что-то не устраивает? – осведомился гендирдефисглавред.
- Скажу Вам, Борис Васильич, как мужчина мужчине – задушевно начала я. И увидела страшные глаза шеф-редактора. Черт, осторожнее надо с ориентацией-то! – Как женщина женщине… - глаза стали еще страшнее. - Как сотрудник руководителю… - вот наконец нужные слова! – Я согласна.
- Идите и творите! – позволил гендирдефисглавред. – Потом принесете на подпись.

Ну-ну... )
kshk: (egp hodit')
Вообще-то, сие писалось для корпоративной газеты, что-то давным-давно рассказывалось в ЖЖ. Пусть будет в честь пятницы.

Любая уважающая себя редакция – это дурдом. В случае нашей газеты – дурдом из одного человека, но обычно он куда более масштабен, в его бурную деятельность вовлечены журналисты, редакторы, корректоры, рекламщики, маркетологи… Когда-то мне посчастливилось провести пару лет в одном издательском дурдоме Питера. И в течение полугода я была там Настоящим Мужчиной.

Сначала ничто не предвещало беды. В газете была колонка под многообещающим названием «PRO это». Ну да, именно это. Ни шатко, ни валко в нее пописывали какие-то странные личности: психологи, сексологи, и т. п. И вот решено было ее оживить, отдав на откуп одному из штатных журналистов. Чтобы он, значит, в нее душу вложил и получил читательский отклик. Редакция собралась на планерку.

Гендирдефисглавред сказал:

- Я, собственно, уже решил, кому отдать колонку. На мой взгляд, в редакции есть только один настоящий мужчина. Это… – тут все мысленно попрощались с неплохим гонораром, потому что кто же мужественнее экс-культуриста? – Катя Молочникова!

- Ээээээээээээээээээ… – ответила я. Подумала и добавила. – Ыыыыыыыыыыыы!
- Вас что-то не устраивает? – осведомился гендирдефисглавред.
- Скажу Вам, Борис Васильич, как мужчина мужчине – задушевно начала я. И увидела страшные глаза шеф-редактора. Черт, осторожнее надо с ориентацией-то! – Как женщина женщине… - глаза стали еще страшнее. - Как сотрудник руководителю… - вот наконец нужные слова! – Я согласна.
- Идите и творите! – позволил гендирдефисглавред. – Потом принесете на подпись.

Ну-ну... )
kshk: (egp valyat'sya)
Вытащу-ка из чулана любимые байки по случаю пятницы.
kshk: (egp valyat'sya)
Вытащу-ка из чулана любимые байки по случаю пятницы.
kshk: (ebanis'!)
Вспомнила сегодня байку старую, но прекрасную. Будем считать ее выдержанной, как хорошее вино.

Компания у нас была, в общем и целом, интеллигентная и читающая. Поэтому периодически кто-то испытывал культурный шок, обнаружив в другом незнакомство с, так сказать, азами.
Однажды подруга Ната опрометчиво (как почти сразу выяснилось) сказала другу Игорьку - тонкому, высокому, с чистым лицом и большими серыми глазами:

- Ты похож на Леля.
- На кого? - переспросил Игорек.
- Ну на Леля. На пастушка, - Ната с тревогой вглядывалась в лицо Игорька, на котором отпечаталось явное непонимание момента.
- А?.. - задал неслучившийся Лель уточняющий вопрос.

Ната решила, что над ней глумятся. Причем не только над ней, но и над святым - над классической литературой! Вспомнив, видимо, что закончила сильно углубленную школу г. Пушкина (кроме которого, как известно, "нам целый мир чужбина"), она выпрямилась во все свои 158 см и злобно топнула ножищей 33-го размера.

- Островский, блядь, - повысив голос, пропела она. - "Снегурочка", нахуй! Понял?
- Нет, - робко отвечал Игорек, глядя на нее с высоты своих почти 200 см.
- Пастушок, блядь! - почти прокричала Ната. - С дудочкой, нахуй!

Игорек подавленно молчал. Немногочиленные зрители тихо рыдали по углам кухни. Ната завелась не на шутку.

- "Снегурочка", еб твою мать! Островский, в пизду! Пастушок, блядь! С дудочкой, нахуй! - зверела она все больше и больше. - Пов-тор-ря-ю: пастушок, блядь!!! С дудочкой, нахуй!!!

Не помню, на какой по счету "дудочкенахуй" я сломалась и попросила прекратить общую экзекуцию. Я не знала, что самое страшное еще впереди...
Игорек позвонил мне тем же вечером. Он был очень осторожен и старался обходить тему Леля. Но, в конце концов, собравшись с духом, спросил то, что после первого глотка воздуха, который мне удалось набрать в легкие, обессмертило его в моих глазах:

- Кэт, - мягко произнес он. - Я, конечно, все понял. Ну там пастушок, блядь, дудочка, нахуй... Но скажи, пожалуйста, при чем здесь "Как закалялась сталь"?..
kshk: (ebanis'!)
Вспомнила сегодня байку старую, но прекрасную. Будем считать ее выдержанной, как хорошее вино.

Компания у нас была, в общем и целом, интеллигентная и читающая. Поэтому периодически кто-то испытывал культурный шок, обнаружив в другом незнакомство с, так сказать, азами.
Однажды подруга Ната опрометчиво (как почти сразу выяснилось) сказала другу Игорьку - тонкому, высокому, с чистым лицом и большими серыми глазами:

- Ты похож на Леля.
- На кого? - переспросил Игорек.
- Ну на Леля. На пастушка, - Ната с тревогой вглядывалась в лицо Игорька, на котором отпечаталось явное непонимание момента.
- А?.. - задал неслучившийся Лель уточняющий вопрос.

Ната решила, что над ней глумятся. Причем не только над ней, но и над святым - над классической литературой! Вспомнив, видимо, что закончила сильно углубленную школу г. Пушкина (кроме которого, как известно, "нам целый мир чужбина"), она выпрямилась во все свои 158 см и злобно топнула ножищей 33-го размера.

- Островский, блядь, - повысив голос, пропела она. - "Снегурочка", нахуй! Понял?
- Нет, - робко отвечал Игорек, глядя на нее с высоты своих почти 200 см.
- Пастушок, блядь! - почти прокричала Ната. - С дудочкой, нахуй!

Игорек подавленно молчал. Немногочиленные зрители тихо рыдали по углам кухни. Ната завелась не на шутку.

- "Снегурочка", еб твою мать! Островский, в пизду! Пастушок, блядь! С дудочкой, нахуй! - зверела она все больше и больше. - Пов-тор-ря-ю: пастушок, блядь!!! С дудочкой, нахуй!!!

Не помню, на какой по счету "дудочкенахуй" я сломалась и попросила прекратить общую экзекуцию. Я не знала, что самое страшное еще впереди...
Игорек позвонил мне тем же вечером. Он был очень осторожен и старался обходить тему Леля. Но, в конце концов, собравшись с духом, спросил то, что после первого глотка воздуха, который мне удалось набрать в легкие, обессмертило его в моих глазах:

- Кэт, - мягко произнес он. - Я, конечно, все понял. Ну там пастушок, блядь, дудочка, нахуй... Но скажи, пожалуйста, при чем здесь "Как закалялась сталь"?..
kshk: (kshk egp)
Лезу в косметичку. Там два одинаковых на ощупь пакетика - с эфирным маслом и с гондонами. Задумчиво достаю один, медленно вожу им по шее... Через полминуты по взгляду коллеги понимаю, что, очевидно, достала не тот... Не с маслом, то бишь.
kshk: (kshk egp)
Лезу в косметичку. Там два одинаковых на ощупь пакетика - с эфирным маслом и с гондонами. Задумчиво достаю один, медленно вожу им по шее... Через полминуты по взгляду коллеги понимаю, что, очевидно, достала не тот... Не с маслом, то бишь.

September 2013

S M T W T F S
1 234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 04:42 am
Powered by Dreamwidth Studios